Ахматова. Реквием - Литература - Каталог рефератов - Рефераты на отлично
Среда, 07.12.2016
Рефераты на отлично
Меню сайта
Категории рефератов
Аудит
Банковское дело
БЖД
Биология
Бухгалтерский учет
Военная кафедра
География
Государственное управление
Иностранные языки
История
Информатика
Культура
Литература
Логика
Маркетинг
Музыка
Педагогика
Политология
Право
Психология
Религия
Социология
Философия
Финансы
Экология
Экономика
Наш опрос
На какую тематику рефератов нужно побольше
Всего ответов: 599

Главная » Статьи » Литература

Ахматова. Реквием
" У каждого поэта своя трагедия,
иначе он не поэт. Без трагедии нет
поэта - поэзия живет и дышит над
самой пропастью трагического,
"бездны мрачной на краю".
А. Ахматова


На рубеже прошлого и нынешнего столетия, в эпоху, потрясенную двумя ми-ровыми войнами, в России возникла и сложилась, может быть, самая значительная во всей мировой литературе нового времени ‘’ женская ’’ поэзия - поэзия Анны Ахматовой.
В строгом соотношении с глубиной и широтой замыслов ее « голос » никогда не спадает до шепота и не повышается до крика - ни в часы народного горя, ни в часы народного торжества.
Сдержанно, без крика и надрыва, в эпически бесстрастной манере сказано о пе-режитом горе : « Перед этим горем гнутся горы». Биографический смысл этого горя Анна Ахматова определяет так : « Муж в могиле, сын в тюрьме, помолитесь обо мне ». Выражено это с прямотой и простотой, встречающимися лишь в высоком фольклоре. Именно в « Реквиеме » особенно ощутим лаконизм поэта. Если не считать прозаического « Вместо Предисловия», здесь всего только около двухсот строк. А звучит « Реквием» как эпопея.
« Реквием » состоит из десяти стихотворений. Прозаического предисловия, на-званного Ахматовой « Вместо Предисловия », « Посвящения », " Вступления " и двухча-стного " Эпилога ". Включенное в « Реквием » « Распятие », также состоит из двух частей. Стихотворение « Так не зря мы вместе бедовали... », написанное позднее, то-же имеет отношение к « Реквиему ». Из него Анна Андреевна взяла слова : « Нет, и не под чуждым небосводом... » в качестве эпиграфа к « Реквиему », поскольку они, по мнению поэтессы, задавали тон всей поэме, являясь ее музыкальным и смысловым ключом.
« Реквием » имеет жизненную основу, которая предельно ясно изложена в не-большой прозаической части - « Вместо Предисловия ». Уже здесь отчетливо чувству-ется внутренняя цель всего произведения - показать страшные годы ежовщины.
« Реквием » создавался в разные годы. Например, « Посвящение » помечено мар-том 1940 года. Оно раскрывает конкретные « адреса ». Речь идет о женщинах, разлу-ченных с арестованными. Оно обращено непосредственно к тем, кого они оплакива-ют. Это близкие их, уходящие на каторгу или расстрел. Вот как Ахматова описывает глубину этого горя : « Перед этим горем гнутся горы, не течет великая река. » Чувст-вуют близкие все : « крепкие тюремные затворы », « каторжные норы » и смертельную тоску осужденных.
Слышим лишь ключей постылый скрежет...
Да шаги тяжелые солдат...
И опять подчеркивается общая беда, общее горе :
По столице одичалой шли...
И безвинная корчилась Русь
Слова «корчилась Русь» и «одичалая столица» с предельной точностью передают страдания народа, несут большую идейную нагрузку. Во вступлении даны и конкретные образы. Вот один из обреченных, кого «черные маруси» увозят по ночам. Имеет в виду она и своего сына.
На губах твоих холод иконки
Смертный пот на челе.
Его уводили на рассвете, а ведь рассвет - это начало Дня, а тут рассвет - начало неизвестнос-ти и глубоких страданий. Страданий не только уходящего, но и тех, кто шел за ним «как на вынос». И даже фольклорное начало не сглаживает, а подчеркивает остроту переживаний невинно обреченных :
Тихо льется Тихий Дон
Желтый месяц входит в дом.
Месяц не ясный, как принято о нем говорить и писать, а желтый, «видит желтый ме-сяц тень!». Эта сцена - плач по сыну, но придает она этой сцене широкий смысл.
Есть и другой конкретный образ. Образ города. И даже конкретное место : «Под Кре-стами будет стоять» (название тюрьмы). Но в образе города на Неве нет не только «пушкин-ского великолепия» и красоты с его прекрасной архитектурой, он даже мрачнее того Петербурга, известного всем по произведениям Н.А. Некрасова и Ф.М. Достоевского. Это город - привесок к гигантской тюрьме, раскинувшей свои свирепые корпуса над помертвевшей и неподвижной Невой.
И ненужным привеском болтался
Возле тюрем своих Ленинград
И сочувствие, и жалость чувствуется в этих словах, где город выступает как живое лицо.
Потрясают читателя описанные автором в поэме отдельные сцены. Автор придает им широкий обобщающий смысл, чтобы подчеркнуть главную мысль произведения - показать не единичный случай, а всенародное горе. Вот сцена ареста, где речь идет о многих сыновь-ях, отцах и братьях. Ахматова пишет и о детях в темной горнице, хотя у ее сына не было детей. Следовательно, прощаясь с сыном, она одновременно имеет в виду не только себя, но и тех, с которыми вскоре сведет ее тюремная очередь.
В «Реквиеме», говоря о «стрелецких женах», воющих под кремлевскими башнями, она по-казывает кровавую дорогу, тянущуюся из тьмы времен в современность. Кровавая эта дорога к несчастью, никогда не прерывалась, а в годы репрессий при Сталине, поправшем «Народные Права», стала еще более широкой, образовав целые моря безвинной крови.
Антитеза, исполински и трагически встающая в «Реквиеме» (Мать и казненный сын), неизбежно соотносилась в сознании Ахматовой с евангельским сюжетом, и поскольку антитеза эта не была лишь приметой ее личной жизни и касалась миллионов матерей и сыновей, то Ахматова сочла себя вправе художественно опереться на нее, что расширило рамки «Реквиема» до огромного, всечеловеческого масштаба. С этой точки зрения эти строки можно считать поэтико - философским центром всего произведения, хотя и помещены они непосредственно перед "Эпилогом".
"Эпилог", состоящий из 2-х частей, сначала возвращает читателя к мелодии и общему смыслу "Предисловия" и "Посвящения", здесь мы вновь видим образ тюремной очереди, но уже как бы обобщенный, символический, не столь конкретный, как в начале поэмы.

Узнала я, как опадают лица,
Как из-под век выглядывает страх.
Как клинописи жесткие страницы
Страдания выводят на щеках...

А дальше идут такие строки :

Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать,
Для них соткала я широкий покров
Из бедных, у них же подслушанных слов

Такие высокие, такие горькие и торжественно гордые слова - они стоят плотно и тя-жело, словно вылитые из металла в укор насилию и в память будущим людям.
Вторая часть эпилога развивает тему Памятника, хорошо известную в русской литературе по Державину и Пушкину, но приобретающую под пером Ахматовой совершенно необычный - глубоко трагический облик и смысл. Можно сказать, что никогда, ни в русской, ни в мировой литературе, не возникало столь необычного Памятника Поэту, стоящему, по его желанию и завещанию, у Тюремной Стены. Это поистине памятник всем жертвам репрессий, замученным в 30-е и иные страшные годы.

И тут же свойственные А.А. Ахматовой чуткость и жизнестойкость.

И голубь тюремный пусть гулит вдали,
И тихо идут по Неве корабли.

«Реквием» Ахматовой - подлинно народное произведение, не только в том смысле, что он отразил и выразил великую народную трагедию, но и по своей поэтической форме, близкой к народной притчи. «Сотканный из простых, «подслушанных», как пишет Ахматова, слов», он с большой поэтической и гражданской силой выразил свое время и страдающую душу народа. «Реквием» не был известен ни в 30-е, ни в последующие годы, но он навеки запечатлел свое время и показал, что поэзия продолжала существовать даже и тогда, когда, по словам Ахматовой, "поэт жил с зажатым ртом".
Одна из особенностей творчества Ахматовой состоит в том, что она писала как бы без всякой заботы о постороннем читателе - то ли для себя, то ли для близкого, хорошо знающего ее человека. И вот такая недоговоренность расширяет адрес. Ее «Реквием» весь как бы разорван. Он написан словно на разных листочках, и все стихотворения этой траур-ной поминальной поэмы - фрагменты. Но они производят впечатление больших и тяжелых глыб, которые движутся и образуют огромное каменное изваяние горя. «Реквием» - это ока-меневшее горе, гениальным образом созданное из самых простых слов.
Глубокая идея «Реквиема» раскрывается благодаря особенности таланта автора с по-мощью звучащих голосов конкретного времени : интонации, жестов, синтаксиса, словаря. Все говорит нам об определенных людях определенного дня. Эта художественная точность в передаче самого воздуха времени поражает всех читающих произведение.
В творчестве поэта А. Ахматовой 30-х годов были изменения. Произошел своего рода взлет, рамки стиха неизмеримо расширились, вобрали в себя обе великие трагедии - и надвигающуюся вторую мировую войну и ту войну, что началась и шла развязанная преступной властью против своего же народа. И материнское горе («сына страшные глаза - окаменелое созданье»), и трагедия Родины, и неумолимо приближавшаяся военная страда, - все вошло в ее стих, обуглило и закалило его.
Вот с необычайной точностью подобранные слова : "обезумев от муки", "страда-ние выводит на щеках", "ото всех уже отделена".
Личное и личностное усиливается. Расширяются рамки изображаемого :

Где теперь невольные подруги,
Двух моих осатанелых лет ?
Что им чудится в сибирской вьюге ?
Что мерещится им в лунном круге ?
Им я шлю прощальный свой привет.

«Реквием» ( лат. Requiem ) - заупокойная месса. На традиционный латинский текст Реквиема писали музыку многие композиторы В.А. Моцарт, Т. Берлиоз, Дж. Верди. «Рекви-ем» Ахматовой сохраняет латинское написание, кивая на основу, первоисточник, традицию. Недаром финал произведение, его «Эпилог», выводит трагическую мелодию вечной памяти по усопшим за пределы земной реальности :

И пусть с неподвижных и бронзовых век,
Как слезы струится подтаявший снег,
И голос тюремный пусть гулит вдали.

Голос памяти - так всегда было у Ахматовой, но окончательно закрепилось в ее
лирике в связи с «Реквием», «где память о мертвых поет».
«Реквием» потребовал от нее музыкального мышления, музыкального оформления отдельных разрозненных частей - лирических стихотворений - в одно единое целое. Приме-чательно то, что и эпиграф, и «Вместо Предисловия», написанные значительно позднее основного текста стихотворного цикла, приживлены к нему органически - именно средства-ми музыки. В виде «увертюры» - оркестрового вступления, в котором проиграны две глав-ные темы сочинения : неотделимость судьбы лирической героини от судьбы своего народа, личного от общего, «я» от «мы».
По своему строению ахматовское произведение напоминает сонату. Оно начинается после коротких музыкальных тактов мощным звучанием хора :

Перед этим горем гнутся горы,
Не течет великая река,
Но крепки тюремные затворы.
А за ними «каторжные нары»

Присутствие здесь пушкинской строки из стихотворения «Во глубине сибирских руд» раздвигает пространство, дает выход в историю. Безымянные жертвы перестают быть безымянными. Их защищают великие традиции свободолюбивой русской литературы. «А надежда все поет вдали». Голос надежды не покидает автора. Поэтесса создала не хронику своей жизни, а художественное произведение, где есть обобщение, символика, музыка.

И когда, обезумев от муки,
Шли уже осужденных полки,
И короткую песню разлуки
Паровозные пели гудки.
Звезды смерти стояли над нами...

Отдельные слова в таких контекстах приобретают устрашающую оценку. Например, звезды, воспетые в художественной литературе как волшебные, пленительные, загадочные в своей красоте, здесь - звезды смерти. «Желтый месяц», хотя и не несет такую негативную оценку, но он свидетель чужого горя.
Все в «Реквиеме» укрупнено, раздвинуто в границах (Нева, Дон, Енисей) сводится к общему представлению - всюду.
Так на события 30-х годов А.А. Ахматова ответила трагедией «Реквием». Русская по-эзия знала немало примеров, когда этот жанр музыкального произведение становился фор-мой поэтической мысли. Для Ахматовой он явился идеальной формой освоения трагическо-го сюжета русской истории, в котором авторская судьба поднялась до универсальных обоб-щений : поэтическое «я» нередко выступает от имени «мы». Авторский объектив врывается всюду : где поселились горе и смерть, замечая « и ту, что едва до окна довели», «и ту, что не топчет родимой земли». И ту, что красивой тряхнув головой, сказала : «Сюда прихожу как домой».
Время Ахматовой прошло через резкие переломы, и это был путь великих утрат и по-терь. Только поэт великой силы, глубокой сущности и воли мог выдержать такое и противостоять всему силой своего правдивого искусства.



Категория: Литература | Добавил: goodref (29.05.2008)
Просмотров: 866 | Рейтинг: 0.0/0 |

IXI - приятная реклама

IXI - приятная реклама

IXI - приятная реклама

IXI - приятная реклама
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2016
Сайт управляется системой uCoz